Клуб Парусных Экспедиций : "Мистраль"

Санкт-Петербург +7-981-877-00-76

Москва +7-499-390-15-75

Эффект попугая

- Что это?

- Это? - Оля едва сдерживала смех. - Это флаг Доминики. Вы под ним сейчас пойдете в море!

- Что??

На столе лежало квадратное зеленое полотнище, на котором в веселеньком розовом круге, в окружении созвездия из пятиконечных звезд красовался довольно наглого вида попугай.

- Смотри, - начала объяснять Оля. Зеленый - это бескрайние джунгли Доминики. Красный - это свобода, которая всегда в сердце доминикцев. Звезды символизируют двенадцать церковных приходов Доминики.

- Ладно, ладно - прервал ее я. - Это всё понятно. Но попугай?? Он-то тут зачем?

- Ты знаешь... - Оля задумалась на мгновение и снова просветлела - Я думаю это то, что они едят на завтрак!..

Попугай

Но начнём по порядку.

В начале сентября 2011 года мне позвонил московский дилер компании “ Beneteau” . “Ты свободен? Как насчёт перегона?” . “Еду!” - немедленно среагировал я, наученный предыдущим опытом: перегонщиков много, и если медлить, то работа уйдёт другому.

Наш маршрут - из Кане-де-Русильон через Бонифаччо и Мессинский пролив, далее на Адриатику или Эгейское море, многократно описывался в яхтенной прессе, и не представлял из себя ничего особенно сложного или необычного. Сложнее было быстро собрать перегонную команду, готовую вылететь во Францию и провести две недели практически без схода на берег, прилаживая на место всё то, что не доделала верфь.

Всё произошло практически мгновенно - достаточно было обмолвиться о возможности перегона нескольким выпускникам нашей школы и за полторы недели до выхода команда из четырех человек была собрана. Непромоканцы, жилеты, страховочные обвязки, инструменты и ремонтные материалы... багаж, как обычно шёл с существенным перевесом.

“Лодка пойдёт под флагом Доминики” - предупредил меня дилер. “Мы не успеваем получить нормальный флаг от регистратора - изготовьте что-нибудь сами. Посмотрите в Интернете как их флаг выглядит и напечатайте”. Сказано - сделано. В самолёте, каждый раз когда я пытался представить лица итальянских карабинеров, которые встретят лодку, полную бородатых русских под веселым попугаистым флагом меня продолжал разбирать смех. Соседи подозрительно переглядывались: наркоман, не иначе!

Всё было прекрасно, лишь одна маленькая деталь отравляла планы на бархатный сезон, и дегустацию итальянских вин под звездным небом. Долгосрочный прогноз по модели GFS показывал, что где-то на второй-третий день нашего перехода, по южной франции пройдёт маленькая, но очень злая зона низкого давления, на заднике которой установятся специфические для Лионского залива условия, вызывающие свежий ветер из северного сектора.

“Мистраль”. Никто, разумеется, не произносил этих слов - “какой, к чёрту, мистраль летом: это зимой он задует в полную силу, переставляя автомобили и срывая с якорей контейнеровозы. А в сентябре- ну дунет баллов 7-8, ничего страшного”. График перегона был жёстким, и я предупредил команду: возможно, мы попадём в небольшую передрягу. “Я хочу в зарубу!” - обрадовался Серёга. “Так, чтобы по настоящему!” Остальные члены команды не разделили его энтузиазма, но и сдавать билеты не стали. “Посмотрим ближе к делу и решим” - таким было общее решение. С такими парнями можно было смело идти в бой.

Запах новой лодки

Мы прибыли в Кане когда уже стемнело. Марина в Кане-де-Русильон довольно большая, из нескольких бассейнов, но нам повезло - таксист прекрасно знал где стоят лодки Beneteaux готовящиеся к перегону, и привез нас прямо к набережной.

- О, вот наша! Новая совсем, еще даже пластик с штурвала не сняли! - обрадовался Юра.

Через десять минут тщетного поиска ключей в кокпите мы были вынуждены признать: это не наш “Океанис”. Ничуть не обескураженные, мы вылезли обратно на набережную и обнаружили “нашу” лодку через одну от той, которую мы попытались захватить. Это точно была наша лодка: в ней горели все огни какие только можно, на столе в каюте ждал букет цветов и бутылка шампанского. “Soyez le bienvenus”, господа перегонщики! Немного растроганные таким теплым приемом, мы забросили вещи в кокпит и принялись за осмотр и инвентаризацию имущества вверенного нам транспортного средства.

В перегоне очень многое зависит от того, в каком состоянии ты принимаешь лодку, насколько она готова выйти в море и пройти несколько сотен, а то и тысяч миль к своему новому месту базирования. К чести французских партнеров могу сказать, что принимаемая лодка была готова идти в море практически на “все сто” - все снасти и паруса заведены правильно, сбухтованы и подвязаны, баки заправлены. Такое случается редко, но нам не хватало только наклеить на корму название яхты, поднять флаг, закупить посуду и провизию...и, разумеется замотать в пластик и картон всю мебель, чтобы ничего не поцарапать!

delivery prep

Утром мы встали рано и принялись за работу. Всего на подготовку к выходу в 1000-мильный переход, включая полный осмотр всех систем и закупку продовольствия у нас ушло меньше 10 часов - лодка была в идеальном состоянии готовности к перегону.
К 4 вечера мы были готовы выйти. Подъехали отстававшие члены команды. Ужин, брифинг по безопасности - и вперёд, в море. Прогноз показывал свежий попутный ветер, усиливающийся на подходе к Корсике до 7, временами до 8 баллов. “Хорошо поедете” - успокоил нас сдающий лодку француз. “Полные паруса, 10 узлов скорости - два дня и вы в Бонифаччо. Бон шанс!”

А вот и мистраль

Первые 12 часов перехода прошли относительно спокойно. Мы моторили, потом опять поднимали паруса, потом опять моторили... Ночь была жаркая и душная, только небольшой дождик с утра кое-как освежил воздух.

- “SECURITE, SECURITE, SECURITE” - неожиданно зашипел УВ-приемник. К этому моменту мы были уже почти в 100 милях от ближайшей земли, и приём свежего прогноза был неожиданным приятным подарком.

- Corsican sea: Force 8 at times 9 imminent.., - я автоматически продолжал записывать дальше, как вдруг сообразил, что, собственно это про нас. Прогноз ухудшился сразу на два балла, и мы были в самом центре “аллеи” по которой через несколько часов катком покатится его высочество Мистраль.

9 баллов - это уже многовато даже для 50-футовой лодки. В фильмах в такие моменты капитан выключает радио, и длинным тяжелым взглядом смотрит на карту. Играет зловещая музыка. Я тоже выключил радио, и пошел поставить чайник. Зловещей музыки у меня не было, смотреть на карту тяжелым взглядом было тоже бесполезно: мы прошли “точку невозврата” и находились ровно посередине пути. Не зная как именно идет шторм, пытаться обогнуть Сардинию с юга могло быть еще более рискованно, чем пытаться войти в пролив Бонифаччо. К тому же ветер и волна с севера позволял надеяться, что у пролива Корсика будет хоть как-то закрывать нас от волн.

- А у нас в прогнозе шторм! - обрадовал я команду, пристегиваясь в кокпите и cменяя рулевого у штурвала.

- А на чью вахту он придется? - тут же спросил рациональный Юра, отправляющийся спать. Команда была в правильном настроении.

Серфинг !

Нельзя сказать, что день прошёл в томительном ожидании. Ожидания не было вовсе: уже через два часа мы начала активно рифить паруса: ветер раздул до 30 узлов и не показывал никакой тенденции к ослаблению. Небо затянуло, периодически накрапывал дождь. Барометр пытался пробить стрелкой пол, волна росла, под ложечкой ворочалось что-то неприятное. Волна понемногу росла, и в закату дня мы ехали имея 7-8 баллов попутного ветра.

Ночная вахта прошла очень неспокойно. Рулить было очень тяжело: небо полностью заволокло тучами, мы шли в кромешной темноте. Видно было только фосфоресцирующие гребни волн, дисплеи приборов и отражающиеся в брызгах под штевнем красное и зеленое свечение ходовых огней.

Рулить “вслепую” непросто, и ребята никак не могли прирулиться к крутой волне с кормы. Пару раз грот повисал на завал-талях, яхта постоянно норовила сорваться на привод, и чтобы облегчить жизнь рулевому, к 2м часам ночи мы закрутили остатки грота, оставив один зарифленый стаксель.

Сразу стало легче. Лодка катилась вперёд как по рельсам с минимальной нагрузкой на руле. Парни врулились, и мне удалось урвать пару часов сна.

В 0830 мы уже начали различать на горизонте верхушки гор Корсики. Мы шли на юго-восток, постепенно приближаясь к берегу, ветер высвистывал стабильные 35 узлов, волна шла ровными и аккуратными валами примерно по 3 метра высотой. Рулить по свету стало значительно легче, но худшее было, разумеется, впереди.

мистраль

Где-то часам к 10 утра я стал замечать, что порывы перестали задерживаться на стрелке 35, а начали достигать 40-45 узлов. Средний ветер постепенно усилился до честных 8 баллов и продолжил расти. Начала расти и волна. Через некоторое время мы разработали свою терминологию. “Волны, высотой с председателеву хату” - как говорится в известной присказке. В нашей иерархии присутствовали “хата председателя”, “сельсовет” и “дом культуры”. Обычные “хаты” не доставляли особых проблем, но по мере подхода их старших товарищей рулить становилось всё труднее и труднее.

Внезапно вода под кормой вскипела, лодка понеслась вперёд, затем немного вбок, затем ещё немного вбок... я крутнул руль, но было уже поздно - мы упали с гребня вниз практически лагом, улегшись в классический брочинг на попутной волне. Палуба ударила по ногам, леера подветренного борта исчезли в клокочущей пене. Лодка застыла в крене 45-60 градусов на несколько секунд и нехотя поднялась. “ВСЕ ЦЕЛЫ?” Слава богу, все удержались в кокпите. Ударом волны смыло с релинга спасательный круг, но в остальном всё обошлось.

Волны значительно выросли, и в течение следующих двух часов нам пришлось рулить с оглядкой: один член команды концентрировался на руле, второй внимательно смотрел назад, выискивая подбирающиеся “сельсоветы” и “дома культуры”. Пролив Бонифаччо приближался со скоростью 8-10 узлов. Пейзаж за кормой становился всё интересней, и Валентину Ивановичу удалось снять на камеру несколько кадров. ( Все снимки этого дня можно посмотреть здесь ) Мы шли очень быстро. Поднимаясь на волнах вверх на секунду появлялось ощущение, как будто бы яхта парит над покрытой пенистыми гребнями равниной. Затем мы снова обрушивались вниз, и начинали выбираться вверх из ущелья, между морщинистыми синими стенами воды... Казалось, время остановилось, и шторм продолжается уж несколько дней.

Волны и немножко нервно

Человек такое удивительное существо, он быстро привыкает ко всему - даже к попутной волне в 3 метра. И к 4х метровой. И даже к одиночным 5 метровым “сельсоветам”. Но я готов поклясться что ни один нормальный, живущий на земле двуногий homo sapiens не сможет привыкнуть к монстрам, которых мы встретили в проливе Бонифачо. Я могу долго разводить руками и оценивать их высоту в метрах,, но всё равно вряд ли вы мне поверите. Скажу просто: в один прекрасный момент я оглянулся назад и понял - если ЭТО догонит нас и мы встретим ЭТО лагом, то есть вполне реальный шанс проверить “Океанис” на углах крена близких к 180 градусам. Я помню как заорал не своим голосом “ПРИВОДИМСЯ”, резко бросил руль влево и мы полетели вдоль срывающихся гребней волн острым бакштагом - куда угодно, только бы подальше от настигающей нас волны, гребень которой был значительно выше первых краспиц.

Брочит!

“Это уже не сельсовет. Это б..., элеватор” - прокомментировал кто-то. Я не ответил - меня охватило странное состояние, как будто бы я наблюдал за происходящим со стороны. Казалось, что яхтой рулит кто-то другой, а я лечу рядом, наблюдая всё происходящее одновременно на всех 360 градусах. Вот со спины подходит очередная волна, вот яхта уваливается, встречая гребень кормой и ускоряется до 11-12 узлов скатываясь почти вертикально вниз, вот я вывожу лодку из начинающегося брочинга.. Вот яхта опять поднимается на гребень - за 100 метров за кормой появляется очередной “сельсовет”, и мы опять приводимся чтобы его объехать.

Рулить стало совсем тяжело, и каждая третья волна норовила сбросить яхту лагом к волне. “Пора переходить к плану Б” - прозвучал в голове чей-то очень спокойный и рассудительный голос. “Какой, в пень, план Б?” - подумал я, “Мы уже почти в проливе, до Бонифаччо осталось всего 10 миль.”. “Если активная штормовая тактика себя не оправдывает, надо переходить к пассивным. ” - продолжал урезонивать спокойный голос. “Да заткнись ты наконец! Надо продержаться ещё минут 10, дальше начнёт берег закрывать. Какие тут пассивные тактики штормования - берег уже вот он!”

Downhill

И мы держались. Ветер к этому моменту держался стабильные 40-45 узлов. Очертания скрытого дымкой берега становились всё отчётливей. До входа в Бонифачо оставалось где-то 8-10 миль, когда я спинным мозгом почувствовал что происходит что-то неладное. Я посмотрел влево и увидел, что берег внезапно пропал в белой пелене. Команда “Закручивай стаксель!!” пошла неосознанно, и в тот момент когда линь закрутки лёг на лебедку я почувствовал как меня вдавливает в штурвал давлением ветра на спину. Лодка ускорилась ещё узлов на 5, повернуть голову против ветра стало невозможно: мельчайшие капли воды и пены секли лицо не хуже града. Я мельком успел заметить на указателе вымпельного ветра отметку 50 узлов - учитывая нашу скорость и направление движения, дунуло похоже все 60. Несмотря на то что мы почти мгновенно убрали стаксель, лодка продолжала ехать вперед под рангоутом со скоростью порядка 7-8 узлов.

Так продолжалось, наверное, всего несколько минут, но они показались вечностью. “А что если прогноз ошибся ещё раз, и нас ждёт не 9 баллов, а больше?” Внезапно впереди снова показался берег Корсики, словно протёртый влажной губкой: от дымки не осталось и следа. Ветер как будто выключили - хотя он всего лишь ослаб до 40 узлов. Вот мыс Бонифаччо, где-то тут должен быть проход...

“Федя, мы не пройдём ” - диагноз Иваныча прозвучал как в плохом приключенческом фильме. С расстояния в 2 мили вход в Бонифаччо выглядел, как кипящий котёл: буруны разбивались о скалы слева и справа, выметывая фонтаны пены.

“Пройдём, Иваныч” - ответ явно из того же приключенческого фильма (“Господи, надеюсь что я не ошибся”!). Иваныч поглядел на меня с сомнением, но промолчал. Ничего, прорвемся.

Заход в Бонифачо в такую погоду был не из простых, но я видел, что выступающий слева мыс хорошо защищает самую узкую часть прохода в бухту. Главное - не ошибиться, и не словить на последних метрах очередной “сельсовет”. Мы завели мотор, и я оглянулся назад. Чисто. “Поехали!”

Бонифаччо

Двигатель работал на холостых оборотах, и мы влетели в узкий канал между скал двигаясь исключительно под рангоутом. Надежда на мыс оправдалась, и уже за кабельтов до входа волны стали значительно меньше. Я старался не смотреть по сторонам - только вперёд, туда где уже видна ровная вода внутри бухты. Минута, другая - и вот мы в ветровой тени мыса. Внезапно всё кончилось: буруны ревели где-то за спиной, а впереди лежала залитая солнцем бухта, с мирно покачивающимися на бочках яхтами.

Финал

Наше появление в гавани Бонифаччо произвело фурор. Ветер в гавани продолжал “канифасить” добрые 30-35 узлов, и на набережной стали скапливаться люди, показывая на нас пальцами и явно комментируя происходящее. “Посмотри, Жан - что за мокрые сумасшедшие!” “Что у них за флаг?” “А, так это это доминикские моряки. Самые бесстрашные и глупые люди во всём мире! Интересно, они правда едят попугаев на завтрак?”

Все швартовочные места в Бонифаччо были заняты, и куда бы мы не пытались засунуться, нас гнали с самой энергичной жестикуляцией и выражениями. Наконец, отчаявшись встать по нормальному, мы нагло ошвартовались у бона заправочной станции. “Месье, здесь нельзя стоять” - тут же нарисовался оператор колонки. “Месье, но сейчас шторм! Куда же нам идти?” “Месье, это не мои проблемы. Шторм был в прогнозе уже неделю, могли сами прикинуть что гавань будет забита до отказа” “Нет, месье - вы меня не поняли. Сейчас шторм - кому может сейчас понадобиться заправляться?” Корсиканец философски пожал плечами: “Никогда не знаешь наперёд... Ладно, стойте оставайтесь на яхте и никуда не уходите”.

Как будто мы куда-то могли пойти! Все наши силы были истрачены за последние 5 часов. Всё на то нас хватило, это разогреть какую-то еду, выпить по стакану вина и упасть спать.

Я проснулся поздно вечером. Всё тело ломило, лицо горело от несмытой соли. Над гаванью посвистывал понемногу стихающий мистраль. Вся яхта была покрыта кристаллами соли, но, на удивление, у нас не было ни одно поломки. Над кормовым релингом гордо реял доминикский попугай в окружении зеленых звёзд. Почему-то он больше не казался мне смешным - теперь это был наш боевой флаг, который мы гордо пронесли через шторм. Мы пережили мистраль и впереди был ещё неблизкий путь в Адриатику через Тирренское и Ионическое моря..

В переходе через Лионский залив в сентябре 2011 года приняли участие Юрий Лазарев, Сергей Баранов и Валентин Галахин. Спасибо вам, мужики!

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

{

Терсейра-Шербур, 2008: подготовка к переходу

Истории: Терсейра-Шербур, 2008: подготовка к переходу

Пакуем мешки

Мы стартовали 19 мая. Вернее, официально мы стартовали 19 мая. Лично для меня кошмар подготовки к переходу начался ...

Читать рассказ...
{

Переход Азоры-Шербург, 2008 год

Истории: Переход Азоры-Шербург, 2008 год

1200 миль левым галсом

В первый день похода всегда случаются неприятности. Это, типа, такой закон природы. Кто-то обязательно положит мешок ...

Читать рассказ...
{

Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Истории: Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Текст отчета и фотографии - (c) Сергей Раков.

Отчет о походе опубликован в Живом Журнале автора по адресу: http://uncle-fester.livejournal ...

Читать рассказ...