Клуб Парусных Экспедиций : "В Гольфстриме. Переход Ньюпорт-Азоры, 2007 год"

Санкт-Петербург +7-981-877-00-76

Москва +7-495-142-36-02

2 июня 2007 года, Ньюпорт.
41º26’N 071º 24.4E. Ветер SSW F5, давление 1014, растет...

Упираясь коленом в опору штурманского стола, я разглядывал веселенькую желтую обложку 60-листовой тетради. Надо сказать, что нам везет на оригинальные обложки бортовых журналов. Первой смешной обложкой нас порадовала купленная в Тунисе школьная тетрадь в клеточку – на ней были изображены девочки-подростки, одетые по последней исламской моде: джинсы, рубашки с длинными рукавами и …чадры!

За ней последовал гроссбух 50-х годов с ценой в 3 рубля 50 копеек и знаком качества, потом - вездесущие бурундуки-спасатели, и вот теперь, когда наша новая лодка пробивается сквозь отливной сулой у мыса Джудит, пришла пора начать новый том. В этот раз вахтенного будут приветствовать задумчивые рожи Тимона и Пумбы из мультика «Король-Лев»…

Порт-Джефферсон

Этим летом, мы в компании с моим другом Глебом Яльчиком и моим отцом – отправились в США чтобы купить там крейсерскую яхту и пересечь на ней Атлантический океан. Справедливости ради, нельзя сказать, чтобы к моменту выхода мораль на борту и техническое состояние лодки на 100% соответствовали задаче пересечения океана. Нам нужен был отдых: суматошные две недели на подготовку перехода вымотали всех до предела, да и работавший на одной обмотке генератор не особенно добавлял нам энтузиазма. Но сроки поджимали, и удачно образовавшееся на хвосте тропического урагана «Барри» погодное окно пропускать было никак нельзя. Так что скрепя сердце, и трижды сплюнув через левое плечо, мы решили выйти в море.

Глеб отдает рифы

Разлиновав первую, девственно-белую страницу и заточив, на всякий случай аж три карандаша я высунул голову наружу. Свежий юго-западный ветер взбил короткую волну на выходе из Ньюпорта. “Run-A-Way” вырезался на ветер, удерживая приличный 6-узловой ход и, пользуясь отливом, мы стремительно летели на юг – подальше от земли и земных проблем.

Ночью мы обогнули с юга Нантакетские банки. Глубина постепенно росла, и волны становились положе и длиннее. На рассвете мы удостоились визита двух самолетов американских ВВС: сделав над нами всего один круг, они не усмотрели в нас ничего подозрительного и стрелой унеслись в сторону берега. Ветер постепенно зашёл к западу и следующие два дня мы шли, неся стаксель на бабочке и практически не прикасаясь к рулю: ветровой автопилот нашей собственной конструкции работал отлично. Было довольно холодно - даже по меркам летней Балтики - на ночную вахту пришлось одеваться «по полной», включая флисовые поддевки и шерстяные шапки под капюшоном непрома. Мы с нетерпением ждали входа в Гольфстрим.

Мы попытались ловить рыбу, но неизвестная науке рыба лихо оборвала красивую десятидолларовую блесну, вместе с грузом, поводком и изрядным куском лески. Пришлось изготовить поводок из куска нержавеющей проволоки и отполировать куском «нулевки» случайно взятую с собой старую, еще советскую блесну

Для маскировки чуда советской техники под вражескую летучую рыбу, я приделал к ней хвосты из разноцветных ниток, и, когда экипаж сошелся в единодушном мнении что «будь они тунцом, то съели бы ее обязательно» забросил удочку снова. За следующие восемнадцать дней нами было выловлено:

  • несколько сотен метров саргассовых водорослей,
  • пара обросших ракушками полиэтиленовых пакетов,
  • штанина Глеба,
  • рукав Владислава Николаевича и…

... и абсолютно ни одной, даже самой маленькой рыбки.

Наконец-то в пути

Где же Гольфстрим? Долетающие до кокпита брызги были холодными как лед, температура воздуха держалась на уровне 12-13 градусов.… В этом, до боли в суставах знакомом всем балтийским яхтсменам ключе, прошли следующие два дня. Попутный ветер дал нам стабильные переходы по 120-135 миль в день, и мы наконец-то начали отсыпаться после аврального ремонта в Америке. Единственное что вызывало дискомфорт – так это необходимость залезать в спальник в шерстяных носках и шапке.

Но к третьему дню ситуация начала меняться. Я проснулся на свою первую дневную вахту от почти забытого ощущения: стало жарко! Несмотря на свежий западный ветер, отец сидел в кокпите без куртки, надев жилет с страховочной обвязкой прямо на футболку. Неужели?.. Я опустил руку за борт и вместо ледяного холода встретил блаженное тепло. Было такое ощущение, что мы заснули и проснулись в другом мире – неожиданно из воды полностью исчез зеленоватый оттенок – вокруг нас, докуда достигает глаз, волны приобрели глубокий, синий цвет.

Еще более интересные метаморфозы начали происходить с небом – «конские хвосты» и рваные остатки кучевых облаков, которые несло по небу последние три дня, сменились ровным строем «облаков хорошей погоды»: отдельных, хорошо оформленных «кумулюсов», двигавшихся курсом на север, словно на военном параде. Как по мановению волшебной палочки, ветер стиха, и к обеду улегся до 1-2 баллов. Жара, зыбь - за бортом прозрачная голубая бездна. Мимо нас мирно дрейфуют плети саргасс и фиолетовые медузы-физалии, известные еще как «португальские кораблики». Невозможно было поверить, что всего несколько часов назад стоять на руле без рукавиц было невозможно. GPS показывал постепенно усиливавшееся устойчивое попутное течение: мы вошли в Гольфстрим.

К вечеру ветер слегка окреп и к нашему неудовольствию зашел на восток. Медленно растущий барометр указывал на прохождение антициклона – оставалось надеяться, не очень глубокого. Ночью случилась серьезная неприятность: на болтанке за утку флаг-фала зацепился булинь задней шкаторины стакселя. В темноте вахтенный не заметил случившегося, и при повороте оверштаг его вырвало из задней шкаторины паруса. Подкрутив стаксель, мы оставили все как есть до утра.

Однако, этим все не ограничилось. Примерно к 6 утра, перед рассветом, ветер резко усилился, и барометр пошел вниз. Мгновенно, как откуда не возьмись, легкая зыбь превратилась в крутую полутораметровую волну. Позже, анализируя погодные карты и записи в журнале, мы выяснили, что это был всего лишь фронт окклюзии, усилившийся шквалами при прохождении Гольфстрима.

Рассветное небо заволокло низкими облаками, ветер сначала скакнул до 6 баллов, затем, всего за полчаса раздуло до честных 8 баллов. Ветер от северо-востока дул против течения, и очень быстро он развел крутую зыбь больше всего похожую на приливную толчею, где-нибудь в Ирландском море. В это утро меня в первый раз посетило ощущение полной нереальности всего происходящего: казалось, что из темноты вот-вот вырастут скалистые берега мыса Виклоу-хед, или маяк Лизард. Мне стало не по себе, и, взяв второй риф, и полностью скрутив геную, я положил лодку в дрейф, пережидать столь неожиданно возникшую непогоду.

К моей полной неожиданности через три часа ветер как по команде стих до прежних 2х баллов, барометр пошел вверх, а низкие гряды облака улетели куда-то запад. Как и вчера, по небу медленно и торжественно следовали гряды небольших кучевых облаков. Чувствуя себя полным дураком, и подсмеиваясь над своими ночными страхами, я объявил «пит-стоп» для ремонта генуи и приведения лодки в порядок. Мы спустили геную и провели несколько часов, прошивая распустившиеся швы и обрабатывая рваный край задней шкаторины паруса, распоротой тонким булинем. Под нами медленно перекатывались гигантские ультрамариновые холмы, пекло солнце. Закончив работу, мы снова легли на курс 090 – полный бейдевинд при легком ветерке около 5 узлов. За кормой болталась, совершено забытая нами, дорожка на тунца…

Владислав Николаевич

Ночь четвертого дня обнаружила поразительное сходство с предыдущей. Точно также, незаметно под покровом темноты, к нам подкралась линия темных облаков, принесшая с собой 30-узловой шквалистый ветер, проливной дождь и мгновенно выросшую волну. Опыт предыдущей ночи не прошел даром: мы вовремя взяли рифы и продолжили движение по фирменным «гольфстримским» ухабам. Как и в предыдущую ночь, с рассветом все стихло, подарив нам еще один день практически полного безветрия и мертвой зыби.

Настроение в нашей небольшой команде понемногу падало – двигаясь в таком режиме, мы не высыпались уже третью ночь. Когда с заходом солнца ветер опять начал свистеть в вантах, никто этому особенно не удивился.

Шквал и радуга

Эта ночь выдалась особенно тяжелой. Ветер дул стабильные 30-35 узлов, летящей по ветру пены смешанной с дождем мгновенно пробивала старую ткань непромоканца, и через какой-то час или два и был мокрым с головы до ног. Шквалы шли один за другим, и в какой-то момент мне начало казаться, что все-таки мы пропустили какое-то серьезное изменение в погоде. Чтобы сберечь паруса и рангоут, я до предела уменьшил площадь стакселя, взял два рифа и держал яхту на курсе полный бейдевинд. GPS бесстрастно фиксировал: мы находимся на самом стрежне течения – Гольфстрим добавляет нам около двух с половиной узлов, держа скорость яхты относительно земли в районе 8-9 узлов.

Шквалы продолжали трепать нас до самого рассвета… но, повторяя историю предыдущих дней, ветер опять стал слабеть с первыми лучами солнца. Когда я наконец-то смог спуститься вниз, чтобы отметить нашу позицию на карте, было уже около пяти часов утра. За 12 часов прошедших со времени прихода линии шквалов мы прошли около 100 миль – своеобразный личный рекорд.

Но самое необычное приключение ждало нас впереди. Ветер, понемногу заходивший по часовой стрелке, к утру восьмого дня путешествия зашел к востоку и ослаб до 2-5 метров в секунду. Не особенно огорчаясь низкой скорости, мы продолжали двигаться строго на восток – Гольфстрим исправно добавлял нам до двух узлов скорости. Все неожиданно изменилось к утру восьмого дня.

  • Слушай, черт знает что происходит, - встретил меня Глеб на утренней пересменке. - Ветер ночью зашел на восток, приходится идти галсами. По компасу – лавируем нормально, но лавировочный угол по GPS - примерно 160 градусов! Или 000, или 160 – просто беда какая-то. Ты куда нас завел, Сусанин? У нас здесь что - Нева на встречу течет?
  • Встречное течение? Шутишь? Не может быть. Это же Гольфстрим! – я был поражен. - Насколько сильное?
  • Ну, не меньше двух узлов – это точно! Я проверил вычисления Глеба и записи в журнале. Желтая тетрадь с Тимоном и Пумбой подтвердила невероятное событие: действительно, в 800 милях от ближайшей земли, в месте, где мы должны были идти с Гольфстримом, текущим с запада на восток мы столкнулись с течением, текущим строго в противоположном направлении, со скоростью 1.5-2.5 узла!

В чем же было дело? Картина происходящего стала вырисовываться после более подробного изучения лоций и карт – окончательное подтверждение нашей теории мы получили уже на берегу. Разумеется, готовясь к переходу, я обратил внимание на меандры – гигантские зигзаги описываемые Гольфстримом в своем течении. Опытные гонщики – участники оффшорной регаты Ньюпорт-Бермуда – всегда запасаются перед выходом свежими спутниковыми фотографиями Атлантики в инфракрасном свете, которые четко показывают, где сейчас находятся меандры Гольфстрима.

6 баллов, попутный ветер

В некоторых случаях особенно большие меандры создают параллельные Гольфстриму противотечения, использование которых может дать существенную прибавку в скорости, несмотря на преобладающее направление основного потока Гольфстрима. Такие водовороты – обычное дело на участке Гольфстрима пересекаемом во время гонки. Однако, мы находились на долготе около 54 градусов, и я был уверен что все самые «злые» меандры остались позади. Посовещавшись, мы пришли к выводу, что находимся в крайне необычном меандре Гольфстрима, который не может быть больше чем 30-50 миль шириной. Двигаясь на восток, мы вышли из отклоняющегося к северу основного течения. Если теперь мы пойдем на север, то приблизимся к основному течению, противотечение ослабнет, и мы опять сможем повернуть на восток.

В течение следующих двух дней мы шли держа бейдевинд правого галса. Несмотря на постоянный компасный курс на восток, соединенные на карте точки нашего местоположения описали гигантскую дугу: нам пришлось поднятся на север не меньше чем на целый градус широты, прежде чем влияние противотечения ослабело и показания компаса и GPS перестали расходиться больше чем на 10-20 градусов. Дневные переходы по 60-70 миль были с лихвой компенсированы дружеским визитом от нескольких китов, всплывших в нескольких десятках метров от яхты.

Флориш - остров цветов и зеленых холмов

Руководствуясь прогнозом погоды и собственным отрицательным опытом «гольфстримских шквалов» мы не стали искать основного течения Гольфстрима, и продолжили движение вдоль 40 градуса северной широты, не забираясь дальше на север. Эта тактика оказалась верной – через сутки ходя противотечение исчезло и его сменило слабое попутное течение в 0.5-1 узел. На 13й день перехода барометр пошел вниз и наконец-то задул попутный нам свежий южный ветер, который, если верить погодным атласам, должен дуть в этом районе не меньше чем 50% всего времени. Всю следующую неделю мы шли практически не касаясь руля и делая по 120-140 миль в день - лишь на самом подходе к острову Флорес, мы заштилели, попав во владения Азорского антициклона. Увы, но удача в рыбалке нам так и не сопутствовала: все рассказы о хваленом изобилии рыбы в Гольфстриме так и остались всего лишь рассказами…

Ошвартовавшись в порту Прайа-да-Виттория, я в последний раз за поход открыл тетрадку с веселыми мультгероями, чтобы подсчитать статистику нашего перехода. По итогам, всего в этом переходе мы прошли 2250 миль за 21 ходовой день, показав весьма неплохую скорость для немолодой лодки длинной в 34 фута. Наш лучший дневной переход составил 146 миль, пиковая скорость относительно воды – 9.5 узлов. Нам досталась быстрая и мореходная лодка. Азоры поразили нас своей красотой и радушием местных жителей, и мы бы с радостью остались там подольше. Однако наши отпуска подходили к концу, и мы поставили «Run-A-Way» на стоянку на острове Терсейра, с тем, чтобы продолжить наше путешествие через океан на следующий год.


В связи с тем все больше российских яхтсменов отправляется в походы через Атлантический океан, я взял на себя смелость сформулировать несколько советов для всех читателей, собирающихся в первый раз прокатиться «на спине» у Гольфстрима:

  • В день выхода постарайтесь скачать из сети максимально свежую спутниковую карту Гольфстрима. Если вас не страшат фирменные «гольфстримские» шквалы, проложите свой путь так, чтобы как можно быстрее выйти на основное течение. Скорее всего, вас ожидает быстрая, но возможно очень нервная поездка, так что для более спокойного перехода можно попробовать быстрее пересечь основное течение и двигаться на восток к югу от него. Во время нашего перехода этот путь рекомендовал в своих передачах Херб Хинденберг, организатор легендарной радиосети Herb's Net.
  • Внимательно следите за прогнозом погоды. Осенью и ранней весной у берегов Америки нередки северные шторма, которые особенно опасны в Гольфстриме, создавая очень крутую и высокую волну. Если есть хотя бы малейший шанс быть захваченным таким штормом – немедленно уходите с течения. Исходя из нашего опыта, даже обычные шквалы в Гольфстриме могут создавать крайне неприятную толчею, больше всего похожую на приливной сулой.
  • Меандры Гольфстрима могут преподнести весьма неприятные сюрпризы. Внимательно проанализируйте спутниковую карту и постарайтесь не повторить нашей ошибки - мы потеряли примерно два ходовых дня на борьбу с встречным течением, которое могли запросто обойти заранее, взяв немного к северу за день до прибытия в место расположения меандра.
  • Шквалы в Гольфстриме – частое явление. Будьте начеку!

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

{

Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Истории: Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Текст отчета и фотографии - (c) Сергей Раков.

Отчет о походе опубликован в Живом Журнале автора по адресу: http://uncle-fester.livejournal ...

Читать рассказ...
{

Переход Азоры-Шербург, 2008 год

Истории: Переход Азоры-Шербург, 2008 год

1200 миль левым галсом

В первый день похода всегда случаются неприятности. Это, типа, такой закон природы. Кто-то обязательно положит мешок ...

Читать рассказ...
{

Мистраль

Истории: Мистраль

Эффект попугая

- Что это?

- Это? - Оля едва сдерживала смех. - Это флаг Доминики. Вы под ним сейчас пойдете в море!

- Что ...

Читать рассказ...