Клуб Парусных Экспедиций : "Терсейра-Шербур, 2008: подготовка к переходу"

Санкт-Петербург +7-981-877-00-76

Москва +7-495-142-36-02

Пакуем мешки

Мы стартовали 19 мая. Вернее, официально мы стартовали 19 мая. Лично для меня кошмар подготовки к переходу начался несколькими неделями раньше. Все осложнила неожиданная командировка в Брест: всю последнюю неделю, вместо того чтобы не торопясь укладывать рюкзак, я метался между офисом, закрывающимися в 5 вечера яхтенными магазинами и компьютером, подключенным к Интернету.

Количество вещей, которые нужно загрузить на яхту для обеспечения успеха длинного перехода измеряется тоннами. Я помню, когда мы с женой переезжали жить на яхту, казалось что мы кормим ненасытное морское чудовище – забрасывая ему в глотку наше барахло тачку за тачкой. Этот раз был не исключением. Новый генератор, ремонтный набор для парусов, электроинструмент, запчасти и фалы, спасательные жилеты, радарный отражатель.… Все это (и еще многое) надо было а) найти б) купить в) доставить в Петербург г) распределить по 5 участникам первого этапа и завезти на яхту.

Проблема заключалась еще и в том, что Run-A-Way – лодка американская. Двигатель, гальюн, плита – все сделано в Америке, имеет резьбу BST и размеры в дюймах. То есть, найти, например, подходящий для нашего движка по размерам и посадочным отверстиям генератор – дело сложное. Оказалось, гораздо проще заказывать некоторые вещи непосредственно в США – цены, даже с учетом доставки, оказались вполне приемлемыми. Часть барахла была куплена в «Маритиме» в Финляндии и привезена в Питер. Что-то нашлось в местных магазинах. Что-то я привез из Франции…

Видимо, мозг мой был все-таки взорван, потому что события нескольких дней перед отправкой я помню как в тумане. Для Робби Нокс-Джонсона или Чея Блая подготовить лодку в одиночку к океанскому переходу совершенно явно не предоставило бы никакого труда. (Я помню, Чей даже умудрился уговорить свою жену отлакировать полторы тысячи консервных банок!) Однако, после полного личного фиаско на стадии подготовки следует признать: мне с ними не по пути.

Нет, не поймите неправильно: в результате, мы взяли с собой все что нужно... ну, почти. Нет, мы не посчитаем капитана второго этапа - Глеба, несшегося на всех парах ко мне домой, чтобы передать мне важные документы , затем положившего папку на кухонный стол, чтобы пожать мне руку и выпить чашку чая, СНОВА взявшего папку и уехавшего назад, только для того чтобы обнаружить в руках документы, ужаснуться и понестись к месту встречи команды с удвоенной скоростью. Нет, мы даже не вспомним одного члена экипажа, купившего американский флаг, напечатанный только с одной стороны. И конечно же мы ни словом не упомянем еще одного товарища которого я попросил взять с собой простенький ноутбук.… Нет, весь этот легкий идиотизм блекнет на фоне моего нового достижения:

в этот раз я забыл дома … БИЛЕТЫ на самолет.

Итак, отправка.

Прибыв на место встречи, я обнаружил команду в полном сборе. Все прибыли вовремя и выглядели молодцевато. Вася, видимо опасаясь неожиданного торнадо, урагана или наводнения, щеголял в новеньком непромоканце. Андрей, перепутав яхтенный поход с поездкой на военные сборы, постригся практически под ноль и пугал людей своей дружелюбной улыбкой и грацией рэкетира. Владислав Николаевич был безукоризненно выбрит, одет в неизменную флисовую куртку «Colorado Springs». Несмотря на запрет медицины, в зубах у него дымилась сигарета «Ява». На столь разношерстном фоне один Саня отдаленно напоминал яхтсмена, но, при пристальном изучении, обнаружилось, что маленькая черная книжка которую он держит в руках, является Новым Заветом…

Пассажиры маршрутки поглядывали на нас с сдержанным и опасливым интересом.

Настройка стоячего такелажа

Однако, усевшись в маршрутку, я обнаружил, что побил всех по уровню нервозности и идиотизма. Как и было сказано, впопыхах я оставил дома конверт с билетами. «А башку ты дома не забыл?» - холодно поинтересовалась жена, слушая в трубку мое паническое попискивание. Учитывая, что я отправлялся через океан на 30-летней яхте, отчаянно нуждающейся в ремонте, она была недалека от истины. Через час, слегка вспотев, я несся в последней маршрутке на Хельсинки, отставая от моих товарищей на какую-то сотню километров. «Отличное начало», думал я, глядя в окно. «Что-то нас ждет дальше?..”

Границу мы прошли на удивление легко. Один только Вася вызвал подозрительный интерес у девушек-пограничниц. «Ну, Кать, скажи, это же явно не он?» допытывалась девушка у коллеги, показывая на фотографию годовой давности, на которой Вася был еще изображен с бородой. «Да ну, вроде он» - не вполне уверенно отвечала коллега, вглядываясь в блеклое фото. Шестью попытками воспроизвести свою подпись позже, и дав честное-пречестное пионерское слово, что он перефотографируется, как только вернется домой, Вася был милосердно пропущен в нейтральную зону. У финских погранцов отсутствие полагающейся по паспорту Васиной бороды не вызвало никакой реакции, и мы въехали в Шенген.

Из-за того, что мы задержались весной с покупкой билетов, Андрею и Сане предстояло лететь с двумя пересадками и ночевать в Лиссабоне. Мы втроем вылетали первыми, и, через 9 часов, удачно поменяв билеты на пораньше прямо в аэропорту Пунта-дель-Гады, мы уже стояли у бона, глядя на наш пепелац.

Ремонт краспиц

Пепелац был покрыт слоем пыли, соли и налетевшего с берега мусора. Фалы, как мне казалось намертво раскрепленные, слетели с уток и частично перетерлись о рангоут. Я попытался руками прокрутить закрутку стакселя: безрезультатно. Унылая картина предстала нашим глазам и внутри: все деревянные поверхности покрылись слоем плесени. Плита заржавела. По закону подлости над капитанской койкой обнаружилась крохотная течь, и особенно бурные цветы плесени выросли на картах, в ней хранившихся. В ящике с консервами протек персиковый компот, оставив на всех поверхностях слой сахаристой и липкой грязи. Мы вздохнули, засучили рукава и принялись за работу.

Лихорадка или «Как подготовить лодку к океану за 10 дней?»

Владислав Николаевич и я уже участвовали в подобном шоу за год до этого, так что хотя бы двое из нас знали, что следует делать. Правило номер один: привести в порядок основные системы. Правило номер два: обеспечить команде минимальный комфорт. Правило номер три: выбросить на помойку все остальное.

К моменту прибытия второй половины экипажа на следующее утро, мы уже привели в порядок внутренние помещения, выяснили и устранили причину клина в закрутке. В.Н. с сосредоточенным видом носил вокруг яхты загадочные металлические конструкции, составлявшие часть автопилота. На понтоне громоздились пыльные и грязные подушки и парусные мешки… в воздухе пахло WD-40, щавелевой кислотой и средством для мытья посуды. Работа кипела. Саня и Андрей прибыли на яхту в состоянии полного обалдения. Они сумели таки найти недорогой номер в Лиссабоне, но две пересадки, забег с сумками между терминалами и 48 часов в дороге взяли свою дань: первые несколько часов они бродили вокруг лодки, мучительно пытаясь приладиться к делу. Не давая им опомниться, мы бодро подогнали яхту в стропы трэвел-лифта и выдернулись наверх для очистки корпуса и окраски подводной части… Следующие несколько часов мы с Сашей провели за очисткой плотного слоя водорослей и ракушек, а Андрей с Васей занялись обслуживанием лебедок.

К 9 вечера, когда стемнело и начал накрапывать небольшой дождик, команда была на грани паники. Дождь, темно, яхта завалена грудами личных вещей и извлеченного из рундуков барахла. Снятые пайолы, полностью разобранные рундуки: внизу нельзя было сделать ни шага – не говоря уже о том, чтобы пристроить спать пять человек. Бунт был предотвращен при помощи двух литровых бутылей португальского vinho verde, которое из-за неприличной цены в один евро до конца перехода получило название «клошарского». Настроение слегка улучшилось, и кое-как раскидав шмотки и поев жареных «чоризо» с макаронами мы рухнули спать.

В первый же день удалось решить и другую проблему: найти в Прайе волшебный магазин, в котором продается денатурированный 90-процентный спирт. Дело в том, что как уже было сказано, “Run-A-Way” - лодка американская, а американцы в конце 70х годов очень полюбили устанавливать на яхты спиртовые плиты, работавшие по системе примуса, на денатурате. Денатурат можно довольно свободно купить в любом хозяйственном магазине в США, где он продается под названием «разбавитель шеллака». Однако в Европе ситуация с денатуратом значительно хуже: он менее доступен и стоит примерно в два раза дороже. На острове Флорес, за неимением лучшего, мы были вынуждены купить в местной аптеке коробку маленьких пузырьков с 70-процентным спиртом для протирки пролежней и прочей дезинфекции. Спирт этот горел плохо, горелки плевались огнем, распространяя по яхте запах тухлой рыбы. Вопрос с топливом для плиты мучил нас всю зиму, и, в качество аварийного решения, было предложено использовать для повышения крепости спирта медный купорос. Прокаленный, безводный медный купорос реагирует с водой, повышая концентрацию спирта в растворе. Купорос можно прокаливать, возвращая ему белый цвет и снова засыпать в спирт, повышая градус. Купорос ядовит, поэтому этот метод не годится для получения питьевого спирта, однако мы решили, что для горючего он вполне подойдет. План состоял в покупке 70-градусного денатурата и постепенного повышения градусности до приемлемых 90 градусов.

К счастью, до купороса дело не дошло: в первый же день, закупаясь продуктами я нашел в магазине полку с надписью Alcool Desnaturado 90% - нашей радости не было предела. Этот денатурат горел отлично, распространяя вокруг не слишком противный аромат. Нам требовалось примерно 15-20 литров спирта на поход, и мы ввели за правило закупать несколько литров каждый раз, когда ходим в магазин.

Маленький рыбацкий порт на Терсейре

Страда, солнце и стоерос

Второй и третий дни во время аврального ремонта – всегда самые тяжелые. Как обычно и бывает в таких случаях, все шло со страшным скрипом – каждая простая работа вызывала к жизни парочку других, болты не попадали в просверленные дырки, коротил удлинитель. В дополнение ко всему, выяснилось, что если мы хотим сброситься на воду, то должны сделать это немедленно: следующие три дня Терсейра празднует очередной религиозный праздник, и кран не работает. Поэтому мы ограничили работы на подводной части очисткой, окраской ее необрастайкой в два слоя, смазыванием клинкетов и заменой анодов. Такой набор работ занимает у нормальных яхтсменов пару выходных. Мы уложились в пять часов, и к 4 вечера яхта была уже на воде. Я помню, как подумал: «Ну, худшее позади»…. Разумеется, я опять ошибся.

На третий день, установив назад смазанную закрутку и большую часть лебедок, мы начали проверку стоячего такелажа. На Run-A-Way стоят деревянные краспицы, и их осмотр выявил крайне неприятный сюрприз: конец правой краспицы полностью сгнил и то, что краспица еще не сложилась, было настоящим чудом. Это было уже серьезно. Вторая краспица тоже начала подгнивать – требовалась замена.

Главный хозяйственно-строительный магазин Прайи находится в приметном желтом здании на другой стороне гавани, примерно в 10 минутах пешком от марины. Первые пару визитов в него я прощался с продавцом в стиле «я снова зайду через пару часов». После пятого похода за очередной партией срочно необходимых в работе инструментов, и материалов шутка приелась. На нашу просьбу показать, где можно купить пару досок приличного лиственного дерева, он провел нас на задний двор: оказалось, магазин в числе прочего имеет свою столярную мастерскую. «Ель» - презрительно ковырнул сгнившую краспицу местный мастер. «Вы хотите, чтобы я вам такую же штуку сделал?» «А что, есть у вас что получше чем ель?» «Да, вот например …..» Название породы дерева ничего нам не сказало, но выглядело оно прилично: твердое, плотное светло-желтого цвета, с структурой волокон отдаленно напоминающей тик. Мы решили рискнуть, и купив две дюймовые доски приступили к изготовлению краспиц. Дерево было после недолгих размышлений окрещено «реликтовым азорским стоеросом». Надо сказать, что стоеросовые краспицы отработали на переходе ничуть не хуже заводских краспиц из АмГ – дерево оказалось плотное, твердое и очень прочное.

Изготовление жизненно важных деталей «на коленке» - дело любимое, привычное и понятное каждому русскому яхтсмену. Особенный талант к этому делу проявился у Сани. Мы взяли у соседа по бону дрель, болгарку и электролобзик и уже к вечеру мы держали в руках две краспицы - идеально запрофилированные и ошкуренные, с ровно и аккуратно просверленными отверстиями под пластины усиления. Пропитав поверхность первым слоем лака, Саня рухнул лежать на понтон. «Е..ные тропики» - сказал он, обращаясь в пространство. «Я думал – приедем, погреемся на солнышке. Буду лежать под пальмами, пить холодное пиво. Поехал, б.. отдохнуть в тропики!»... Впоследствии «е..ные тропики» стали нашим устойчивым обозначением всего происходящего процесса, который к третьему дню набрал полные обороты и приобрел все характеристики сумасшедшей гонки со временем. Чтобы успеть на самолет из Парижа, мы должны были выйти не позднее 26-27 мая. Времени оставалось в обрез.

Кстати, уж чего-чего, а солнца и загара в первые дни мы хапнули через край. Сгорели все. Хуже всех пришлось Андрею, у которого сгорели края ушей. Остальные отметились солнечными ожогами на лице, предплечьях и голенях – за лихорадочной работой забыли про крем от загара. Жара стояла зверская, но из-за ожогов к третьему дню все облачились в рубашки с длинным рукавом и длинные брюки. К чести всей команды, надо сказать, что страдания все переносили молча и продолжали вкалывать, как ни в чем, ни бывало.

Пока мы сверлили, пилили и лакировали, Андрей с Васей методично чистили и смазывали все палубное оборудование. 8 лебедок потребовали две канистры бензина и около килограмма литоловой смазки. Владислав Николаевич колдовал над подрулькой - без видимого прогресса: из-за недостаточной жесткости в системе потребовалось дополнительно закрепить центральную колонну автопилота к кормовому релингу. Из-за отсутствия на Терсейре яхтенных магазинов, хомуты В.Н. пришлось изготавливать вручную, из полосы тонкой нержавейки и нескольких болтов. Все шло безумно медленно, работы прибавлялось и прибавлялось и я начал нервничать. Ситуацию реально спасал Саня, который оказался совершенно пуленепробиваемым человеком, да еще и наделенным весьма «прямыми», умелыми руками.

Мы легли спать поздно, сняв усталость щедрой дозой «клошарского» vinho verde.

Зеленые холмы Терсейры

День четвертый ознаменовался небольшим дождиком, закрытыми магазинами и установкой новых краспиц. Одолжив в марине «карчер», мы окончательно вымыли и отскребли от налипшей за зиму грязи палубу. За три дня зверской пахоты все сильно устали, и к вечеру команда забастовала и потребовала отдыха, хлеба и зрелищ. Поужинав в кафе фейджуадой –португальской фасолевой похлебкой, мы важно расселись по двум такси и направились в городок Лажеш, на местную «корриду».

Азорская коррида – а если быть точнее не коррида, а «турада а кордо» –развлечение, в котором не страдает ни бык, ни люди. Возьмите одного быка, привяжите к нему длинную веревку. Выдайте пяти бравым парубкам черные шляпы и фанерный щит и другой конец веревки с быком, а еще двум – красные рубахи и цветные зонтики. Соберите сельчан. Установите у сельсовета бочку пива. В самый ответственный момент выпустите быка на деревенскую улицу. Пусть парни придержат быка, пока трусы и туристы спасаются за штакетником и ныряют в окна. Нырнули? Остались только парни в очереди за пивом? Отпускайте быка, и пусть парни в шляпах направляют его в самую гущу очереди. Дальше – много шума, много веселья. Девушки визжат, парни, рисуясь, пихают в морду быка зонтики, бык старается забодать все что движется. Все очень довольны – а как бывает доволен бык, когда кто-то поскальзывается и попадает на рога! Когда бык убегает бодать зачинщиков на другую сторону деревни, быстро выбегают коробейники, торгующие сластями и орешками.

Довольно быстро (примерно через 0.24 секунды после встречи с быком) я сообразил, что сандалии – не очень подходят для формирования каменных стен. Каким образом я оказался на высоте двух метров я просто не помню. Храбрый Андрей подзуживал всех подойти поближе и попробовать свою удачу в пихании в морду быка грязных яхтменских носков. Более разумная часть команды, здраво оценивала свои шансы тореро как нулевые и продолжала сидеть на заборе. По дороге назад, мы прикидывали, что можно было бы организовать такую тему на Невском проспекте, заменив быка пьяным трактористом на тракторе с привязанными к нему гигантскими ножами. Кровища!

Автопилот и радарный отражатель встали на штатное место на пятый день и после обеда мы вышли в море протестировать все установленное оборудование и такелаж. Подрулька вела себя прилично, индикатор на отражателе исправно мигал, фиксируя импульсы от больших судов, мачта вниз не падала, и все было бы прекрасно, если бы не слегка позеленевшие от качки лица команды и лопнувшее кольцо самостопора на лебедке. Все-таки, это была маленькая, но победа: яхта могла двигаться под парусами и двигателем, «е..ные тропики» были почти позади, осталось забункероваться, купить провизию, еще раз вымыть лодку…и, наконец-то, поездить по острову.

Вопрос экскурсии, бункеровки и закупки провизии решился неожиданно просто. Соседи по бону порекомендовали нам азорца Паоло, сдающего в «серый» прокат свой «Матиз», всего лишь за 25 евро в день. Никакой страховки, никаких документов и залогов. Мы запланировали примерно пол-дня чтобы объехать Терсейру, а затем закупиться всем необходимым в дорогу. Так же неожиданно мы обнаружили куда пристроить в починку лопнувший самостопор: один из «хелперов» в марине за небольшую плату отвез его к сварщику который исполнил все в лучшем виде.

Терсейра. Восхитительная черная жемчужина Азор, окаймленная белой пеной, лежащая в лазурном обрамлении чистейшего океана…и место где проживают самые гнусные и бессовестные ворюги, ноги им в рот и якорь в жопу! Какая-то скотина сперла мой фотоаппарат, оставшийся лежать на скамейке перед входом в офис марины на каких-то пять минут. Это было низкое, коварное злодейство: вместе с фотоаппаратом пропали редкие кадры быка, волокущего на рогах задумчивого Андрея, пейзажи диких плесенных джунглей на капитанской койке, фото курчавых азорских девчонок и прочие важные документы нашего похода.

Изгородь сложеная из кусков лавы

Я настолько опечалился от потери камеры, что даже восхитительные, сногсшибательные виды острова не произвели на меня особого впечатления. А посмотреть было на что – зеленые холмы, лавовые скалы, белые домики и узкие улочки маленьких деревень и городков. Почти Ирландия – такие же зеленые поля, разгороженные каменными стенками, только вместо картошки на полях тут растут ананасы и кукуруза. Мы остановились поесть в маленьком рыбацком порту, усевшись прямо на пирсе с упаковкой пива, буханкой хлеба, сыром и местными острыми колбасками. Солнце медленно катилось по небу, на горизонте застыл силуэт сухогруза, огибающего Терсейру с севера. Время неожиданно встало, спешка закончилась – так как это бывает только в забытых богом рыбацких портах. Это было... было здорово.

Покатавшись по острову, мы взялись за оставшиеся дела – а именно бункеровку и закупку продовольствия. Неприятности возникли весьма неожиданно: в супермаркете кончился жизненно необходимый нам спирт-денатурат. Волшебная полка была пуста! Нечеловеческим усилием воли я подавил приступ паники, и вызвал менеджера магазина. «Сколько же вам нужно спирта?» - поинтересовалась девушка-менеджер. “Еще литров пятнадцать. У нас есть где-то двенадцать, но этого нам мало.” «Зачем вам столько?»- в ее глазах читалось неподдельное удивление. «Para cochina» - гордо ответил я, но тут же исправился, видя неподдельный ужас в ее глазах. «Нет, мы его не пьем! Чтобы готовить! Плита! Пламя! Bruler! Пуффф!» - и изобразил руками клубы дыма и пламени. Девушка вошла в нашу ситуацию, и обратилась к всеведущему компьютеру. Пока она, хмуря брови, печатала запрос, я обдумывал невеселую перспективу поиска альтернативных способов приготовления пищи. К счастью, девушка закончила поиск и новости оказались хорошими. Увы, но синьоры скупили весь спирт в Прайа-да-Виттория. Однако, если синьоры хотят (о да, синьоры очень хотят!) они могут съездить в город Ангру, это всего лишь двадцать пять километров по скоростному шоссе, нам зарезервируют весь спирт, какой остался в другом супермаркете этой же сети...

Пейзаж с прогуливающимися яхтсменами

«Перестань нерничать» - говорил мне Саня, сидя за рулем машины несущейся в Ангру. «Взрослый мужик, уже борода седая». Я и сам прекрасно понимал, что стоит перестать нервничать, что еще несколько часов и мы будем в океане – но просто уже не мог остановиться. Осталось совсем немного, всего-то пара литров спирта, две канистры соляра, проверить трюмную помпу, починить дрифтер, залить пресную воду… Я мог закрыть глаза, но список незаконченных дел продолжал прокручиваться в голове снова и снова.

Мы въехали в Ангру уже в темноте. «Soy capitano de barco estranjero – начал я свои ломаные объяснения перед еще одной менеджершой. «А, alcool etilico?” – меня одарили сочувственной улыбкой из тех, которые приберегают для детей-даунов, уличных собак с перебитой лапой и бородатых иностранцев с ненормальными глазами, врывающихся в супермаркет за 15 минут до закрытия. Медленно покачивая идеальными точеными бедрами в черной юбке, она проводила нас к скромно стоящей в углу коляске, ДОВЕРХА забитой бутылочками с синим денатуратом. Джек-пот! Синьоры желают что-то еще? Да, пожалуй. Будьте добры телефончик…вернее, консервный нож, ананас, пачку бумажных полотенец и две трубочки мороженого. Мы же заслужили мороженку, нет?..

Мы закончили укладывать продукты поздно ночью, и единственно открытым оказался мексиканский ресторан, неподалеку на набережной. Что ж мексиканский, так мексиканский. Торжественного обеда по случаю отхода не вышло: все устали, разговор не клеился и на лицах читалось только одно: поесть и рухнуть спать. «С другой стороны, это не так уж и неплохо», думал я ковыряя такос. «По крайней мере, ни у кого нет времени задуматься и начать мандражить перед выходом в море»…

Последний день

Некий неизвестный науке даун, оснащенный добрыми кривыми руками, уронил в воду оковку-карабин от аутригера, и мне пришлось начать рабочий день с исследования морского дна под бонами. Потратил на это полчаса, но ничего не нашел: мягкий ил, плохая прозрачность воды в гавани – скорее всего, оковка просто утонула в мягком дне. Минус аутригер, минус еще куча нервных клеток, плюс уныние, которое знакомо только тем, кто на протяжении нескольких дней умудрился лишиться сразу нескольких ценных предметов.

Но ничего – у нас еще оставался спинакер-гик, который можно прекрасно использовать для тех же целей, что и аутригер. Итак, залить воду, раскрепить канистры, закрепить комбинированный фонарь на топе и еще раз проверить все шплинты, кольца, шпильки, болты и тросы стоячего и бегучего такелажа. Принять свежие ГРИБы. Уложить концы, кокпитные подушки, неразобранные продукты и запчасти. Проверить и очистить трюмную помпу… Список работ понемногу подходил к концу. «Что будем делать с старой подрулькой?» - спросил Вася. «Разбирать или убирать целиком?» Я хотел уже скомандовать разобрать ее на части, но тут вмешался В.Н. и предложил оставить ее как есть: вдруг что-то случится с новым прибором? (Как же хорошо что мы его послушались – иначе рулили бы руками до самой Франции!)

К двум дня все было готово. Мы проштамповали паспорта в портовой полиции, отдали швартовы и вышли в море. Последние звонки родным, сверка контрольных сроков – и вот уже мимо проплывает маяк Прайи. Почти через год стоянки «Run-A-Way» снова вышел в море.

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

{

Кристиандзунд-Копенгаген - 2010

Истории: Кристиандзунд-Копенгаген - 2010

В этом году в нашем Клубе решено было сходить на Лофотенские острова, за Полярный круг. Времени это занимает немало, и ...

Читать рассказ...
{

Мистраль

Истории: Мистраль

Эффект попугая

- Что это?

- Это? - Оля едва сдерживала смех. - Это флаг Доминики. Вы под ним сейчас пойдете в море!

- Что ...

Читать рассказ...
{

Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Истории: Хельсинки-Готланд-Ханко: июнь 2009 года

Текст отчета и фотографии - (c) Сергей Раков.

Отчет о походе опубликован в Живом Журнале автора по адресу: http://uncle-fester.livejournal ...

Читать рассказ...